Читайте также:

     ...Сомнение в избранном пути превращало в пытку всю мою жизнь. Чтосказать тебе? Любой выбор, если в..

Жид Андре (Gide Andre)   
«Яства Земные»

Замечания на письмо Чаадаева 1836    XXXVIII. Чаадаев М. Я. 26.I.1837    XXXIX. Экштейн Ф. д' 12.Х.1837    XL...

Чаадаев Петр Яковлевич   
«Письма разных лиц к Чаадаеву»

трывков, основан напроисшествиях, менее обычных на Востоке в настоящее время, чем прежде, -может быть потому, что дамы стали теперь более осмотрительны, чем в старину,или же потому..

Джордж Гордон Байрон (George Gordon Byron)   
«Гяур»

Другие книги автора:

«Верую!»

«Ноль ноль целых»

«Обида»

«Ночью в бойлерной»

«Как помирал старик»

Все книги


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Все рефераты и сочинения


Рассказ «Срезал»



Василия Макаровича Шукшина, как художника, задевали любые жизненные проявления, он не делил увиденное и услышанное на основное и побочное, а считал, что все, существующее в жизни человека, важно и заслуживает того, чтобы перейти на страницы рассказов и в кадры фильмов. Он никогда не искал материал для творчества специально, он жил, как все мыживем, видел и слышал то же самое, что и мы видим и слышим. Но там, где мы равнодушно скользили глазами — ничего интересного, пожимали плечами — ничего особенного, слушали вполуха — банально, скучали — как тянется время — там, именно там Василий Макарович видел и слышал и интересное, и особенное, и значительное, и умное, и веселое, и печальное. Самая текучка жизни давала ему “сюжеты” и характеры.
Рассмотрим рассказ “Срезал”. Привычная для Шукшина деревенская обстановка, виденные неоднократно его мужики, неторопливо беседующие на завалинке или в сельской избе, но как меняется характер главного героя, его цели и авторская интонация. Обычно его герои — чудики, решающие глобальные, мировые проблемы. Их не интересует собственный неустроенный и убогий быт. Автор повествует о них с легкой теплотой, юмором. Здесь же все иначе. Его герой, Глеб Капустин, “начитанный и ехидный” мужик.
Свою неустроенность и неудовлетворенность жизнью Глеб вымещает на земляках, достигших определенных результатов в жизни. “И как-то так повелось, что когда знатные приезжали в деревню на побывку, когда к знатному земляку в избу набивался вечером народ — слушали какие-нибудь дивные истории или сами рассказывали про себя, если земляк интересовался;— тогда-то Глеб Капустин приходил и срезал знаменитого гостя”. В этом рассказе мы не слышим мягких, ироничных и теплых интонаций автора. Нет, он не высказывает впрямую своего отношения к герою, но чувствуется его неприязненное отношение к нему, граничащее с презрением. Откуда такое злобное отношение к людям, достигшим успеха, сделавшим в жизни чуть больше тебя? Глеб “типичный демагог-кляузник”, хотя не написал ни одного анонимного письма, по его собственному признанию. Но его желание “растоптать” успешных людей* смешать их с грязью, чтобы не высовывались, знали свое место, вызывает резкое неприятие автора. Шукшин рассуждает, вернее, дает почву для рассуждения на тему: посредственность агрессивна и потому вредна и опасна. Глеб немного начитаннее окружающих, вернее, он нахватался верхушек, отдельных фраз. Он бросается громкими и непонятными словами: “натурфилософия”, “стратегическая философия”, он спутал науку лингвистику с философией — “филфак” принял за философский факультет. Но это ему не важно. Он считает себя вправе унижать людей только за то, что живут в городе, достигли определенного положения, “посмели” приехать в деревню на такси. Его мелкое самолюбие тешится, когда земляки говорят:
— Срезал ты его...
И в ответ звучит почти сакраментальная фраза Глеба: “Ничего, это полезно. Пусть подумает на досуге. А то слишком много берут на себя...” — и все... а дальше читателям открывается простор додумать, почему это Глеб решает, кому что полезно?
Шукшин выступает здесь против любой косности, давления на человеческую личность. Высокая творческая сила есть всегда сила глубоко сознательная. Подлинный художник всегда отдает себе отчет не только в том, что он делает, но и хорошо понимает при этом, для чего он это делает. Мы можем с уверенностью сказать, что для Василия Шукшина величайшей целью литературы, искусства было помогать человеку понимать самого себя, развивать способности и веру постичь истину. Не случайно искусство во все века пристально рассматривало смятение души и — обязательно — поиски выхода из этих смятений, этих сомнений. Именно таковы герои писателя.

Тем временем:

... Я вышел на крыльцо, показал набальзамированному типу револьвер, потом положил его в карман и, спустившись по ступенькам, подошел к машине - черному большому седану.
     Сидевший в нем мужчина опустил боковое стекло. Из-за моего плеча послышался голос:
     - У него в кармане револьвер.
     - Значит, он чертовски глуп, - сказал мужчина в машине. - Встань позади него.
     - Мистер Вулф знает, что я здесь, - сказал я. - Что вы хотите?
     - Я хочу видеть Вулфа.
     Я покачал головой.
     Мне не приходилось никогда видеть Дейзи Перрита так близко. Большинство людей назвали бы его толстяком. Но мне, знакомому с размерами Ниро Вулфа, он показался всего лишь округлым. У него было розовое лицо, гладко выбритое, самой главной деталью которого были глаза. В них отражалось все, на что он был способен.
     - Нет, - повторил я. - Сегодня я сказал вам по телефону, что Ниро Вулф слишком занят, чтобы увидеться с вами.
     - И все-таки я настаиваю на разговоре с ним. Пойдите и передайте ему это.
     - Послушайте, мистер! - Я уперся локтем о стекло машины и наклонился к нему. - Не думайте, что я шучу с вами. Человек, которому придет в голову такая мысль, может заказывать свои похороны. Но какое бы дело у вас ни было, мистер Вулф не хочет иметь с вами ничего общего!
     - Арчи!
     Этот рев раздался откуда-то сзади. Я повернулся и увидел фигуру Вулфа в открытом окне. Он снова проревел:
     - Чего хочет мистер Перрит?
     - Ничего, - ответил я. - Он просто остановился спросить дорогу.
     - Он хочет видеть вас, - вмешался набальзамированный.
     - Черт возьми, Арчи, приведи его сюда!
     - Но я...

Стаут Рекс (Stout Rex)   
«Прежде чем я умру»

© 2003-2010 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: . Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу и мы немедленно удалим указанные работы.

Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс Шукшин Василий Макарович, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.